Сайт существует
с 16.11.2000
Наши партнёры
  • Интервью с людьми, благодаря которым Москва слушает губную гармонику

    Фотография с блюзового фестиваля в клубе "Точка" 19.04.2001
    Слева-направо, сверху-вниз:
    Роман Гегарт, (фотограф), Петрович, Валерий Гилюта, Robin Harp, Blacky, Роман из Липецка, Grey Wolf, Михаил Владимиров, Александр Братецкий.


    На этой страничке вы найдете интерьвю с московскими харперами, которые являются движущей силой интереса к губной гармонике в России и яркими представителями исполнителей на губной гармонике в Москве.
    Интерьвю получились не очень большими, но я старался сделать их информативными.
    Я специально просил всех рассказывать друг о друге, чтобы можно было более полно представить, что же отличает их одного от другого, что они играют, и что кому нравится.
    Конечно же, существует намного больше музыкантов умеющих играть на губной гармонике и в Москве и в других городах, но это чаще всего не харперы, а люди, играющие на других инструментах - гитаристы, клавишники, ударники и т.д. и играющие на гармонике иногда, не откладывая свой основной инструмент.
    Эти же шестеро являются харперами от начала и до конца, и играют в группах и ансаблях именно как харперы. Правда Роман Геграт замечательно играет в других составах на конгах и на ударных.


    Михаил Петрович Соколов - "Петрович"
    Роман Гегарт
    Александр Братецкий
    Михаил Владимиров
    Владимир Кожекин
    Сергей Сорокин

    Михаил Петрович Соколов - "Петрович"

    Петрович, расскажи, как пришло увлечение гармоникой.
    - А я ничего нового добавить, к тому, что я уже говорил, не могу. Я повторяю одно и тоже каждый раз. Просто, мне очень хотелось бы, чтобы в группе (я же был барабанщиком), чтобы в составе обязательно кто нибудь играл на гармошках.
    Рому Гегарта я, например, узнал, только когда сам начал играть. Братецкий тогда не умел играть. Был единственный человек, который играл где-то там, в отдалении, когда-то - Алик Микоян. И то, у нас с ним судьбы не перехлестывались никак, потому что он занимается там своими гонками, и мы с ним в одном составе оказаться никак не могли. Играли, но это мало было и давно. И получалось так, что мне ужасно хотелось, что бы вот звучала губная гармошка в составе. Понимаешь? Ну, ужасно хотелось. Чего делать? Я уговорил дружка, он мне привез гармошки из Штатов, и школу еще привез. Привез Hohner, причем не MS, а самые вот эти вот - Original - HandMade. Он мне привез целый комплект, там штук 7. Все тональности были.
    - Это когда было?
    - Это было лет 8-9 уже тому назад. 92-й год, кажется. Да.
    - И сколько времени ушло на занятия?
    - Ты знаешь, долгое время где-то я не пытался даже высовываться, потому что стеснялся. Мне казалось, что я так плохо играю. А потом как-то был фестиваль, где-то на Новослободской в каком то институте. Тогда блюзовых составов то и не было, толком то. И В общем, короче говоря, там была старая гвардия, и я напросился с ними джемануть с губными гармошками. И так скромно я там за пианино где-то такое спрятался, взял микрофон поставил, и что-то там попытался сыграть, и это оказалось, такой фурор я произвел, просто вот, на ура. Все прибежали, начали меня поздравлять, говорить: "Старик, ну такой кайф! Когда ты заиграл, музыка расцвела!". И у меня выросли крылья с этого момента. Я уже после этого не стеснялся выходить где-то играть, джемовать.
    - Силы почувствовал, так пошло?
    - Ну не знаю. Да. Как-то мне показалось, то, что я уже что-то могу. Хотя, сейчас вспомнить, положа руку на сердце, что я там играл? Тремоло я научился играть нормально. Этого хватало мне уже для того, чтобы пытаться где-то выходить.
    А потом со Stainless Blues Band я уже как губной гармонист выступал. И 3 года я там, как бы, оттачивал мастерство с Борей Булкиным. Он мне всё время говорил: "Здесь не играй. Ты здесь не строишь. Здесь вообще не играй, И тут не играй, а вот тут можешь :-)".
    Потом познакомились с Колей Садиковым. И уже начали играть вместе.
    Вот и вся история.
    - Ясно. А, вот ты можешь рассказать про наших гармонистов, как ты кого оцениваешь?
    - Я скажу словами Ромки Гегарта. Знаешь, вот журналисты любят всё время говорить "А кто из вас лучше играет? А кто из вас хуже играет?". Ну, кто как скажет. Ну, ты скажешь, например... или я, например, могу сказать, то, что я играю лучше, чем Гегарт? Или там, Гегарт играет лучше, чем я? Понимаешь? Тоже не скажу. Гегарт сказал очень правильно: "Мы все разные". Совершенно все по-разному играют. У каждого есть своё лицо. Здесь же, инструмент такой, очень эмоциональный, здесь всё идет от характера человека. Какой характер, так ты и будешь играть.
    - Ну, всё-таки, чем они отличаются?
    - Исключительно характером, техника разная, подход к инструменту разный. Если Гегарт, например, он парень такой "нотный". Он знает, что он играет, и как бы он к этому делу с теоретической точки зрения подходит. Я, например, к этому вопросу подходу исключительно с эмоциональной точки зрения.
    Сашка Братецкий - он молодец. Накачал хорошую технику себе. Он, наверное, один из нас, кто целиком прошел школу Стива Бекера. Я, например, её всю так и не осилил. А он её сыграл всю. Молодец. Есть такое понятие, как "хорошая техника игры по шкале". Вот по шкале играет прекрасно.
    Мишка Владимиров тоже очень вырос. Если он года 3-4 назад его слушать было не возможно, то сейчас он играет, просто прекрасно. Очень хорошо. И он как-то по-другому играет, совсем не так, как Гегарт, как Братецкий, как я.
    Вот на фестивале Робин Харп. Вот, человек играет настолько правильно на губной гармошке. Ну что ты хочешь? Человек с 4-х лет играет. Он играет, как-то совсем по-другому. Не так как я, не как Гегарт, не как Братецкий. У Харпа, тоже своя, совсем другая манера игры.
    Мишурис стал неплохо играть. Вот он делает на гармошке шоу.
    Вот такие дела.
    - Спасибо.
    Ещё про Петровича смотрите тут:
    Петрович и Blues Hammer Band
    Интервью с Михаилом Петровичем Соколовым по мотивам поездки группы Music Hammer Band в г.Троссинген.
    Интервью с Николаем Садиковым - гитаристом группы Blues Hammer Band.


    Роман Гегарт

    - Как пришло увлечение губной гармоникой?
    - Ну, послушал в своё время Led Zepellin, давно еще со школьных времен - думал, что это и есть блюз. Пытался играть такую музыку. Потом попал ко мне Howlin Wolf c Muddy Waters, решил, что это лучше и интереснее. Тоже пытались играть. Я тогда на гитаре играл, потом начал петь (потому что больше некому было петь), но я тоже не очень то умел, но старался. Потом гармошка в руки попала - старый Blues Harp (hand made) в тональности Ля. Сам пытался играть с записями. Таким образом, и учился. Было это году в 90-91-м. Как раз мы тогда с Мишей Владимировым познакомились, и друг у друга учились, кто чего новенького придумает.
    Потом была первая группа, ну совсем любительская. А потом прослушивался у группы Cry Baby как барабанщик, но поиграл на гармонике при них, всем понравилось, и взяли они меня играть на гармошке. И долгое время играл с Cry Baby.
    Потом, уже стал собирать уже свою группу, попутно играя в Dance Ramblers на барабанах. Частично потом Dance Ramblers вошел в мой King Bisquit. Ну, играл в Stainless Blues Band, когда Петрович покинул этот состав, где до сих пор и играю.
    - А как ты начал учить губной гармонике других?
    - Ну, в то время, когда я играл в Cry Baby, мы часто выступали в Арбат Блюз Клубе, и однажды подошла ко мне девушка и сказала (с акцентом - явно не наша), что её друг тоже пытается играть, но для себя. Мы с ним познакомились, звали его Франк - немец, работал security в посольстве. Попросил меня показать кое какие вещи. И мы с ним на протяжении года периодически занимались. Я уже, начал придумывать какие-то упражнения и систематизировать то, что я умел на тот момент. В результате получилось, какое то подобие такой методы. И потом люди стали этим интересоваться, и меня затянуло. А потом мне это интересно. С массой людей общаешься интересных, и потом таким образом себя мобилизуешь к поддержанию формы и дальнейшему развитию.
    - А что ты расскажешь про других харперов?
    - Самый старший из нас - это Петрович. Человек импульсивный, помимо игры у него еще шоу происходит. Всегда очень ответственно подходит к звучанию и к внешнему виду. У него всегда были хорошие усилители, микрофоны, которые он частично сам собирает. Крайне ответственный в этом смысле человек.
    Самым техничным я считаю Сашку Братецкого, который сейчас, к сожалению, мало играет - раньше он играл больше.
    Мишка Владимиров - последние года два усиленно занялся музыкальной теорией, и учится на хроматике, играет с разными джазовыми людьми. Интересно играет. Знает очень много мелодий всяких разных и джазовых и не джазовых. Умудрился собрать интересную ни на кого не похожую группу Green Square.
    Вовка Кожекин - вообще, у нас самый главный организатор массовых мероприятий и гармошечных в том числе. Без него, пожалуй, блюзовых фестивалей и гармошечных, которые у нас проходили, точно бы не было. Тоже очень здорово играет. Блюзовое чутьё у него хорошее. Оно, конечно у всех есть - без этого никак, всё-таки мы блюзовую музыку играем.
    Джон Сорокин - очень прилично сейчас играет. Но я давно его не слышал. Он на моих глазах начал серьезно развиваться - резко пошел в гору. Сашка Братецкий ему прилично помог, показывал какие то вещи. Он активно там у всех учился, ходил спрашивал, в результате прогресс у него быстро пошел.
    Это, пожалуй, всё, кто в Москве играет.
    В Питере есть еще Максим Некрасов, но он принципиально играет на хроматической гармошке, но играет крайне виртуозно. Я думаю, что таких мало, и не только у нас.
    Вот, пожалуй, и всё.
    - Спасибо.

    Ещё про Романа Гегарта смотрите тут:
    King Bisquit на сайте Блюз в России


    Александр Братецкий

    - Расскажи, как ты начал играть?
    - Всё дело началось в 93-м году. Я в своё время брал редкие барабанные уроки у Михаила Петровича Соколова и пытался играть на барабанах.
    Потом как-то Петрович решил играть на гармошке, и мне эта идея очень понравилась. То есть, на гармошках я заиграл благодаря Михаилу Петровичу Соколову. Это не была как бы его инициатива, но он дал такой моральный толчок или импульс.
    А дальше всё развивалось очень просто. Полтора года я занимался один, сам по себе по школе Стива Бэкера, а Петрович мне показывал какие то элементарные вещи. А я ходил постоянно на его концерты. То есть в течение, ну не полутора лет, но года точно, я не пропустил ни одного его концерта.
    А потом сложилось так, что я на Арбате познакомился с нашим первым гитаристом Евгением Ильницким. Он играл, и сейчас играет в манере Jeremy Spenser'а и Elmor James'a на гитаре. Изначально наш коллектив был квартетом, в общем то, он и потом всегда был квартетом, только иногда клавишника привлекали.
    И кто только с нами не играл. То есть, первый гитарист - Ильницкий, потом был Казанцев, потом с нами играл Кривошеин, потом играл Казанков, потом с нами играл Кирилл Гуцков, играл с нами Крассивов... Много кто играл. Я уже сейчас и не вспомню всех, кто с нами играл, но основных я перечислил.
    - Есть сейчас постоянный состав?
    - В данный момент - да, есть. Год тому назад наш коллектив развалился - "Blues Rhythm Section" он назывался. Он просуществовал ровно 5 лет, и вот, ровно год тому назад - 8-го июня 2000 год в месте Taxman мы дали последний концерт, и всё. После этого коллектив перестал существовать.
    Потом был перерыв меньше года, и вот сейчас я играю с Алексеем Аграновским и Евгением Немовым. У нас Трио.
    - Аграновский это группа - "Черный хлеб"?
    - Нет. Это не "Черный хлеб". "Черный хлеб" отдельно, а Трио отдельно.
    - Не мог бы ты выделить сильные стороны у других наших харперов, чем они отличаются друг от друга?
    - Да всем. В первую очередь мироощущением. Мироощущение - эта та вещь, которая влияет и на технику, и на мелодическую фразировку, на всё.
    - А конкретнее.
    - А зачем? Каждый делает, то, что считает нужным.
    Кто-то очень любит традицию, например Петрович, и Вовка Кожекин. Это традиционные люди.
    У Ромы Гегарта больше склонности ко всяким чикагским делам, к более современным и более прогрессивным.
    Я - даже и не знаю. Пусть, про меня говорят другие.
    В общем, дела обстоят так: каждый занимается тем, что ему роднее. То есть, исходя из своего мироощущения изначально. Кто-то на роковых корнях подрастал, кто-то учился на джазовых отделениях. Кто-то, просто любит музыку и играет её, например, как Миша Владимиров. Я вот не помню, что бы он где-то изучал сольфеджио и музыкальную теорию. А может, изучал. Я не знаю, не помню.
    Вот так вот, обстоят дела.
    - Спасибо.
    - Да, не за что.


    Михаил Владимиров

    - С чего всё началось?
    - Наверное, с пелёнок. Мой папа, кстати сказать, тоже Михаил Владимиров, является большим ценителем джаза. Не удивительно, что уже в колыбели я познакомился с лучшими образцами музыки этого направления.
    В старших классах школы я усиленно изучал астрофизику и, как это было тогда модно, по обмену с восточногерманскими коллегами, отправился в ГДР. К концу поездки у меня оставалось ещё немного марок, и я решил купить папе в подарок несколько джазовых пластинок (благо, в ГДР с этим было радикольно лучше, чем в СССР). А так-как в музыке я разбирался не очень хорошо ( в тот период меня больше интересовали точные науки ), в магазине мне пришлось подойти к стелажу с надписью Jazz и купить четыре пластинки наугад. По непонятной мне случайности, три из них оказались блюзовыми: Лондонские сессии Howlin'а Wolf'а, Bessie Smith и Jhon Henry Barbee. Я поуши влюбился в эту музыку. Это было в 88-ом году.
    Потом были пластинки фирмы Мелодия из серии мастера блюза, передачи Андрея Евдокимова... Да чего только не было? А в 92-м году мне посчастливилось побывать в Штатах. К тому времени я уже пытался играть блюз на гитаре, но это была любительщина. Гармонику я слышал во многих блюзах и, естественно хотел попробовать сам.
    В США я купил свою первую губную гармонику. Это была диотоника фирмы Suzuki в тональности ми. А через год я уже стоял на профессиональной сцене.
    - Так быстро?
    - Видимо, гармоника оказалась действитель моим инструментом. А история моего попадания на сцену была крайне забавной. Естественно, я играл что-то такое в общежитии, за пьянками, за студенческими посиделками.
    Мы с приятелями даже пытались организовать группу, но с нашим тогдашним уровнем всё это было заранее обречено на провал. И вот однажды, после сдачи очередного экзамена, я и мой коллега по неудавшейся группе, сидели на тротуаре и пили пиво. Вдруг он мне заявляет: "Миша, играй". Я его, естественно, послал. Говорю, мол, Сан Саныч, я сдал экзамен, пью пиво, мне хорошо и играть я ничего не хочу, а хочу попить пивка и расслабиться. Он продолжал настаивать, и, чтоб от него отделатся, я выдал несколько блюзовых фраз. Я не подозревал, что в это время мимо проходил Саша Никишин, которово мой приятель знал в лицо. Заслышав звуки гармоники, Саша подошел поближе и, после знакомства, пригласил джемануть с его группой. Так я впервые попал в Арбат Блюз Клуб. Ну а дальше уже пошло- поехало.
    - А с кем ты играл?
    - Я переиграл тогда со всеми командами, которые играли в Арбат Блюз Клубе, а подобрала меня команда Dance Ramblers.
    - И что с ними стало потом?
    - Ну, Dance Ramblers уже успела развалиться в том составе, в котором была. Потом возродилась в новом, но уже без меня. Потом у меня была сессионная работа. Это уже 95-й, 96-й и 97-й года. Запись с Беловым в проекте "Белов, Белов, Белов", запись с группой Сплин в песне "Пил, курил", работал с группой Back, многими другими. Последний постоянный коллектив - Green Square.
    - И всё это время ты играл джаз?
    - Нет. Это всё был блюз, а вот уже в Green Square с какого то момента, стал играть джаз, хотя стого говоря, мою игру чисто джазовой назвать сложно.
    - А на хроматике ты играешь?
    - Учусь играть на хроматике. Мой преподаватель - пианист Одиссей Борисович Богусевич - кране небезызвестный человек... Кстати, познакомились мы с ним тоже благодаря джему. Мой старый знакомый гитарист Костя Кремнёв предложил мне, в качестве джема, сыграть с ним и Одисеем Борисовичем пару вещей в программе 1001 ночь, которую они тогда играли вдвоём плюс секвенсор. После джема Одиссей Борисович пригласил меня влится в этот проект. Я возразил, в том смысле, что играю играю на диатонике, и в основном блюз, а более сложную музыку мне будет играть тяжело. Возражения приняты не были, но я "вынудил" Одиссея Борисовича взять меня в ученики, тем более, что он приподаёт на эстрадном отделении в 26 муз. школе. Так я начал получать элементарное музыкальное образование.
    - А сейчас ты с кем играешь?
    - Сейчас я играю одновременно с группой "Crossroadz" - Сергей Воронов, Алексеем Богусевичем в группе "Тысяча и Одна Ночь" и в новом проекте "KONTRABANDA", который, я думаю, себя покажет в самое ближайшее время.
    - Выходит, с Green Square работа закончилась?
    - Да. Вся фишка Green Square заключалась в сочетании губной гармоники и кларнета. Поскольку Сергей Шитов решил оставить наш коллектив - я не счёл нужным поддерживать и дальше его в состоянии живого, а решил присоединиться к новому проекту, который в новом сезоне, надеюсь, даст всем жару.
    - Ясно. Не мог бы дать краткую оценку других наших харперов?
    - Всегда тяжело оценивать коллег, особенно таково уровня. У каждого из них есть что-то своё, неповторимое, свойственное только им.
    Петрович, например, отличается ураганным "драйвом". Публику на своих концертах он заводит с полоборота.
    Рома Гегарт - потрясающий гармонист: сочетание дикой энергии и прекрасной техники.
    Вова Кожекин очень силен в традиционном блюзе, там он просто собаку съел, а ещё он очень весёлый.
    Саша Братецкий великолепный технарь. Чтобы так играть пассажи и гаммы, как это делает он, мне нужно посидеть и позаниматься еще года 2.
    Но это всё отличительные особенности, в общем же, все о ком ты спросил - настоящие профессионалы.
    Что же касается меня, то я считаю себя мелодистом, да и многие соглашаются, что мелодические линии у меня наиболее интересны.
    - А как ты умудряешься на диатонике играть джаз? Есть, какие ни будь, секреты? Ведь мы, всё-таки, привыкли ассоциировть диатонику с блюзом, где-то процентов на 80.
    - На самом деле, джаз и блюз - это одна и та же музыка. Тот, кто пытается разграничить их, видит мир в чорно-белом свете. Если не зацикливаться, то от гармоники можно добиться очень много, а с техникой OverBlow почти всего. Overblow я, к сожалению, не владею, пытаюсь сейчас обучиться, но пока не получается.
    - Но и без OverBlow твоя музыка звучит очень закончено, есть ли такая острая необходимость?
    - На самом деле, то, что я играю, это даже не совсем джаз, скорее приджазованный блюз. Гармонии, на которые приходится солировать, разнообразнее стандартной блюзовой, но всё равно обыгрываю я их по- блюзовому. Нужно знать, или хотя бы чувствовать, аккорд какой ступени сейчас звучит и какая у него функция. Иногда без OverBlowнот не хватает, да и в гармонии я ещё плаваю.
    - Получается, что нужно иметь музыкальное образование, чтобы играть такую музыку?
    - Не помешает, но в основном для этого нужна душа.
    - Спасибо.

    Ещё про Владимирорва смотрите тут:
    Green Square на сайте Блюз в России
    Green Square на страничке студии звукозаписи Кота Матраскина.


    Владимир Кожекин

    - Как у тебя появилась первая губная гармошка?
    - Мне подарили губную гармошку на Новый 1992 год английские друзья. Я одно время жил в Англии. Они почему-то, считали, что я хочу губную гармошку, хотя на самом деле я об этом и не думал. Потом долго не знал, с какой стороны к ней подойти.
    А потом, так примерно году в 94-м встретил Мишу Владимирова, он начал играть где-то примерно за полгода до меня, и у нас начался процесс, типа такого обучения.
    Не то, чтобы я был его учеником, но очень много вещей я у него подсматривал.
    Ромка Гегарт тогда же начинал вместе с Мишкой. Ну, в общем, хорошо всё было. Был обмен опытом постоянный.
    Первый раз начал играть профессионально в команде Dance Ramblers. Потом играл в команде Black&Bone, потом играл ... ну, по мелочам со многими. А потом, осенью 95-го года - Умка - есть такая хиповая, блюзовая певица. Вот с ней стал делать русскоязычный блюзовый проект. И до 99-го года очень плотно играл. В результате этого получилась группа "Умка и Броневичек". Играл аутентичный блюз одно время. Концертов 2-3 в неделю. То есть, мы постоянно играли. Очень хорошо всё было.
    В 99-м, расстались с Умкой, ушел к Федору Чистякову. Сделал с ним джаз-роковый инструментальный состав "Баян и гармошка блюз".
    Ну и вот уже в 2001-м собрал свою команду. Называется "Станция Мир".
    Вообще, играл с очень многими, всех сейчас и не упомню. Немножко там, знаешь, какую нибудь - Агузарову, какой нибудь - Черницкого. Ну, в общем, много с кем.
    - А какие планы на будущее?
    - Вот, с сентября у нас идет наша программа. К сентябрю компакт выпускаем, и концерты.
    - Скажи, а чем вы, наши харперы друг от друга отличаететесь?
    - Ну, всё очень просто. Начиная по старшинству:
    Петрович, вообще вне всяких определений. Патриарх, Лицо, Символ, Легенда. Это, вообще, человек, чей стиль игры можно не обсуждать.
    А дальше всё очень просто:
    Братецкий, Гегарт, Владимиров - больше на микрофон ориентированы, я - больше на акустику. Из-за этого у меня эти вот все "кваки", весь вот этот стиль под Sonny Boy Williamson'a поздние записи особенно, 64-й год, под это всё. В сторону Sonny Terry, но не дотягиваю я до Sonny Terry. А все остальные...
    Мишка Владимиров -по джазам, мелодист, гармонист.
    Ромка Гегарт - лучше всего прохавал фишку чикагского блюза. Артистичен, радостен, разнообразен.
    Саша Братецкий - лучшая техника. Самый быстрый гармонист. Играет в более современной манере. Отлично развита 3-я октава.
    Еще есть Джон Сорокин из группы EverGreens. Да, он серьезно играет. Он играет в такой, немножко грубоватой манере, заводной, но тоже очень весело, и тоже на микрофон ориентирован.
    Есть еще в Питере гармонист в Big Blues Revival, да в Риге еще есть - зовут Володя (фамилию не помню). Мы с ним в 97-м году вместе джемовали - отлично играет.
    Всё. Больше диатонических гармонистов я лично не знаю.
    - Спасибо.

    Ещё про Кожекина смотрите тут:
    Вовка Блюзмен На страничке студии звукозаписи Кота Матраскина.

    Сергей Сорокин

    - Расскажи, как ты начал заниматься губной гармоникой, и как это происходило.
    - Было это году в 95-96, сейчас уже не вспомню, я приехал в гости к одному своему знакомому, у которого была такая двухрядная немецкая гармошка Band Master. Я в то время играл на струнных инструментах, на басу и уже кое-какое представление об этой музыке имел. Я взял у него, подудел и начал потихонечку играть на этой гармошке. Так, даже не всерьез, подбирая что-то и так далее.
    С Алексеем Плющом мы уже давно знакомы, и он уже к тому времени был сильно подсевши на блюз, и мы начали вместе с ним заниматься. У нас есть еще третий друг - Саша Сафонов - гитарист, у которого была гитара Fender, Marshal ватт на 40 и аппарат, и мы приходили к нему на квартиру тренькать. Вот месяца 3 так и играли.
    Я к тому времени уже начал покупать себе диатонические гармошки. И это так совпало, был в то время в Беляево блюзовый клуб, Калачев там устраивал. И мы тоже стали принимать там участие. Создали группу свою - EverGreens году в 96-м (вот было как раз 5 лет в этом году), были еще люди... И потом как-то совпало, что был блюзовый бум годах в 94-95 - ходили, слушали. Петрович, в то время как раз уже играл в Stainless Blues Band, общались с ним. Я бы не сказал, что он оказал основное влияние... Нам он казался тогда крутейшим гармонистом, человек он приятный, общительный, гармошки показывал...
    А потом уже в мае-июне было Стенлесам 2 года - они отмечали в Пилоте, и там играли Blues Rhythm Section и King Bisqiut, и это было очень интересно.
    Правда, я тогда не попал, но ребята рассказывали, что там такие две группы, там такие 2 гармониста! Потом я начал ходить к ним на концерты. King Bisqit мне очень нравились, да и на Blues Rhythm Section тоже, но там всё на Братецком и держалось. Братецкий меня тогда поразил своей техникой. Он тогда был таким одержимым фанатом - не пил, не курил только играл.
    И они на пару Братецкий с Гегартом такое устраивали. Я о них рассказываю, потому что они оказали на меня большое влияние.
    И Братецкий давай мне всё там всё показывать, вот такая штука: "Та-тара-та-тара-тара-та-та" - свою гамму сыграет... У меня то такой техники тогда не было... Потом начал слушать записи, снимать что-то пытаться, школы видео - аудио появились. Ну, вот и всё.
    В таком ключе мы и играем, правда, мы не стараемся зацикливаться только в традиции. У нас очень много разных вещей. Мы играем и по фанку, и регги, рок-н-ролл... Что интересно в данный момент, то мы и играем.
    К сожалению, сейчас остается на занятия губной гармошкой. Мне уже 27 лет, семья... А так, всё интересно.
    Вот по регионам поездили. Во Владимир ездили пару раз - понравилось. Прием отличный, публика там прямо качает тебя...
    Из музыкантов я люблю, я, наверное, таких как Steve Baker, Shugar Blue, очень нравится Paul Lamb - звукоизвлечение у него, звук как он свой строит. Очень нравится William Clarke - мы играем несколько его вещей, да и Лэмба тоже играем... Да все они хорошие! Carey Bell нравится, Billi Branch - очень интересный гармонист.
    Нравится, как играет Рома Гегарт - я считаю, он очень хороший гармонист.
    Мишка Владимиров тоже неплохой гармонист.
    - А сколько времени прошло с того момента, как ты взял гармонику, до того как начал уже играть в группе?
    - А процесса как такового и не было. У нас сразу группа организовалась. Я начал играть зимой, в апреле уже была группа, а уже с мая начались концерты.
    Это еще нельзя было назвать настоящей музыкой, скорее это были какие то опыты. Мы тогда играли в Беляевском клубе, а когда туда пришли King Bisquit, мы так сразу и сели - нам вообще было не понятно, что это за группа и как они играют?...
    Потом у меня еще был параллельный проект Boogie Building с Андреем Филипповым - барабанщиком из King Bisquit. Но он не очень удался - мы поиграли с полгода, именно такую музыку - буги, свинг. И потихоньку разошлись. Работы не было.
    Конечно, особенно на начальном этапе помогло общение. Петрович какие-то мастер-классы проводил, приходил в Беляево, показывал, как и что. Вообще, я думаю, конечно, он почти всех заразил гармошкой.
    Инструмент такой, не избитый как гитара, в нем очень много есть пространства, чтобы совершенствоваться и расти. Потому что, каждый мыслит по-своему.
    Вот еще Кожекин. Ну, он, как бы, своим путем идет, я понимаю, что он делает, но...
    Еще из Питера приезжал Максим Некрасов - на хроматике играет - обалденно! Класс высочайший.
    Ну, вот, наверное, и всё.
    - Спасибо.

    Ещё про Джона Сорокина смотрите тут:
    The Evergreens на сайте Блюз в России
    26 марта 2005 г.
    Blacky
    Наши партнёры