Сайт существует
с 16.11.2000
Наши партнёры
  • Интервью с Джо Филиско

    Интервью для HarmonicaSessions.com , август 2004
    автор Деннис Карелли

    Джо Филиско

    Он играет на гармонике, преподает гармонику и знает, как свои пять пальцев, из чего она состоит и откуда она появилась - Джо Филиско, - это имя частенько проскакивает в обсуждениях, касающихся губной гармоники. Нам удалось поймать его и мы постараемся узнать немного больше о нем и его жизненном опыте.

    ДК: Ну что ж, начнем. Когда Вы и гармоника стали одним целым?
    ДЖО: Хороший вопрос. Вот, как себя помню, я уже интересовался гармоникой. Когда я был совсем еще ребенком, мать дала мне одну гармонику, и я бегал и сопел в нее. И так до самой школы. Но на самом деле все началось в начале 1989 года, когда я заболел "уличным битом". Я тогда играл на гитаре и увлекался блюзом, и вот, в одном из гитарных журналов мне попались занятия по основам игры на губной гармонике, своего рода реклама инструмента. Я внимательно прочитал статью и она заинтриговала меня, так что я полез доставать свою гармонику, которая уже успела покрыться слоем пыли. И, как говорил Уолтер Хортон, "Я как нажал на педаль, так и качу до сих пор."

    ДК: Вас интересует блюз как музыкальный стиль. Когда началось это увлечение?
    ДЖО: Ну, я всегда интересовался музыкой, но думаю, что по-настоящему стал слушать блюз, когда был в колледже.

    ДК: Путешествуя по окрестным чикагским клубам или заслушивая до дыр пластинки, сидя дома?
    ДЖО: Пластинки в большей степени. Я никогда не был ночной пташкой, тусовщиком. Конечно, я посещал и множество фестивалей, но меня нельзя было назвать завсегдатаем сцен ночных клубов.

    DC: После стольких лет, проведенных вместе с гармоникой, Вы, наверное, должны были жениться на ней?
    JOE: Это точно (смеется). Да, я действительно уделял ей очень много внимания, прослушивая записи, читая материалы в библиотеке, записываясь самостоятельно, заказывая всевозможные штуковины по почте. Я помню, что первые два альбома с записями игры на губной гармонике, которые я приобрел, были "Лучшее из Литтл Уолтера" и "Душа (Соул) блюзовой гармоники" (игра слов "soul" - душа, и "soul" - музыкальный стиль соул) Уолтера Хортона, "Шейки" Хортона (вероятно, от "shake" - муз., трель), как написано на обложке альбома. И это увлекло меня. А затем мне удалось достать альбом, совершенно ошеломивший меня с моим понятием об "обыкновенной гармонике". Он назывался, кажется, "Великие Харперы", вышедший на лэйбле Match Box. Дайте-ка, взгляну. Да, "Великие Харперы", выпуск №209 в серии "Мастера Блюза". На этой записи было представлено немало прекрасных соло и имитаций едущего поезда. И это ПО-НАСТОЯЩЕМУ зацепило меня. Невероятность того, что такая маленькая гармоника способна изобразить огромный, мчащийся на всех парах поезд, запала мне в душу и уже не покидала меня никогда. И я прослушал множество самых ранних записей, в том числе диск "Гармошечный Блюз 20-х и 30-х" (лэйбл "Yazoo"). Он также стал для меня одной из "настольных книг", если можно так выразиться.

    ДК: Как Вы недавно заметили, "возвращаясь к началу" (гармошечного блюза), Вы возвращаетесь намного дальше, к музыке и записям 1920-х и даже еще более ранним, в отличие от чикагского блюза поздних 40-х, который большинство считает Вашей стартовой точкой.
    ДЖО: В этом нет ничего удивительного. Я ходил тогда по всем музыкальным магазинам с единственной целью - высматривая записи гармоники в разделе блюзовой музыки и скупая практически все, что там было. Помню, заказывая записи через магазин инструментов Элдерли в Мичигане, я получал целые упаковки блюзовых альбомов, в которых присутствовала гармоника. В Чикаго самый большой магазин записей - это Лавка Джаза, принадлежащая фирме Делмарк. Лавка Джаза Боба Костера. Когда я впервые обнаружил его, то два моих похода в этот магазин закончились тем, что я оставил там, помню точно, более $100 каждый раз. Я был тогда студентом колледжа, и это были для меня большие деньги. Но мне нужен был музыкальный материал. Это похоже на сумасшествие, но я был настолько увлечен, что покупал любую запись и вообще все, что попадалось мне на глаза, связанное с гармоникой.

    DC: Но тогда альбомы не стоили по $15 за штуку, как сейчас?
    ДЖО: Те записи, которые я покупал, были дороже остальных. Их цена была $15 из-за ограниченного тиража или импорта.

    ДК: Не подумайте, что я пытаюсь Вас в чем-то уличить, но мне кажется, тогда их цена была $5 или $6 за штуку. Тогда на сотню Вы могли неплохо скупиться.
    ДЖО: Все верно. Определенно, большинство альбомов того времени стоили $5, $6 или $7. Но редкие импортные довоенные записи стоили гораздо дороже.

    ДК: Кого из тех довоенных исполнителей Вы сейчас можете вспомнить - тех, кто оказал сильное влияние на Вас?
    ДЖО: ДеФорд Бэйли. Палмер МакЭби. Он сделал всего две записи, "Две записи Палмера МакЭби". Джордж "Пуля" Вильямс.

    ДК: Классное прозвище.
    ДЖО: Да-а (смеется). Довольно энергичный игрок на гармонике. Джейберд Коулмэн. И Гвен Фостер.

    ДК: Я бы сказал, что многие играющие впервые узнают о некоторых из этих имен именно из этого интервью.
    ДЖО: Вы можете получить довольно обширное представление об этих исполнителях, если приобретете компакт-диск "Мастера Гармоники", №2019 на лэйбле "Yazoo".

    ДК: Заинтересованность гармоникой и блюзовой музыкой сподвигла Вас, как многих играющих, на объединение с группой?
    ДЖО: У меня никогда не было нужды играть для кого-то и быть в центре внимания. Мною двигал только мой личный интерес к инструменту и любопытство исследователя. Конечно, они могут зайти так далеко, что не останется ничего, кроме как выйти и сыграть. И теперь, когда я редко посвящаю себя чему-то новому, новым записям или новой информации, выйти и сыграть - это тот способ, благодаря которому я получаю свою "дозу". Где-то так. Хотя, это не совсем то, что, по моим ощущениям, мне необходимо.

    ДК: "Доза". Это, вероятно, удачное определение.
    ДЖО: Ну, в моем случае, оно действительно прекрасно отражает положение вещей.

    ДК: Что Вы изучали в колледже?
    ДЖО: Машиностроение. Изначально я учился на слесаря.

    ДК: Вы занимались этим после окончания учебы? Что было Вашей первой "настоящей" работой?
    ДЖО: Хм, получилась интересная штука. Благодаря соседу, я оказался вовлечен в бизнес, который тот собирался продавать. Сперва это было что-то вроде машинного мини-цеха. Я купил его буквально в день окончания колледжа. Я заплатил $10,000 за кучу оборудования и патент на изготовления определенных приспособлений. Я занимал деньги у всех своих друзей и всех своих родственников (смеется), ведь тогда для меня и $200 были внушительной суммой. Итак, покупка этого бизнеса стала самым настоящим стартом моей официальной карьеры предпринимателя. И так вышло, что это, с одной стороны, дало мне немного свободного времени для экспериментов по ремонту гармоник, а также у меня оказалось необходимое для этих экспериментов оборудование.

    ДК: Так, и я хочу спросить, когда же "обручились" Ваш технический опыт, полученный в колледже, и Ваш интерес к гармонике. Это произошло в 1980-х?
    ДЖО:Да, в конце 1980-х.

    ДК: Правильно ли будет сказать, что результатом этого стало производство Вашей первой заказной гармоники?
    ДЖО: Ну, у меня было такое огромное любопытство, просто не имеющее границ. Чато мне даже приходилось прилагать усилия, чтобы немного сдерживать его. И, конечно, мне хотелось понять, как же все-таки работает гармоника? Почему так? Почему эдак? А почему не вот так? Естественным продолжением было то, что я стал разбирать гармоники и возиться с ними, изменяя здесь и переделывая там. В этот же период я, само собой разумеется, хотел играть настолько хорошо, как только возможно. Я быстро понял, что учебный материал того времени не был способен ответить на многие мои вопросы и не мог дать мне узнать именно то, что я хотел. А лучшим источником для обучения, помимо моих собственных исследований и прослушиваний должно было стать знакомство с игроками на губной гармонике, которые уже были известны как мастера. Так я познакомился с Говардом Леви и Чарли Массельвайтом, Питером "Мэдкэтом" Руфом и другими. Не то, чтобы я хотел взять у них несколько частных уроков, но сама возможность находиться в присутствии того, кто уже достиг определенного совершенства, была для меня бесценной.

    ДК: Задавая ли случайные вопросы или же просто общаясь с исполнителями такого уровня, но это каким-то непонятным образом проникает внутрь тебя.
    ДЖО: Именно так.

    ДК: Вы работали некоторое время в своей слесарной мастерской, обслуживая механизмы, до того, как вплотную посвятили себя работам над гармониками? Или же этот переход происходил незаметно, по ходу роста Вашей заинтересованности гармониками?
    ДЖО: Мой бизнес никогда не отнимал у меня все свободное время. Так было раньше и так есть сейчас. Я продолжаю вести это дело, но для поддержания его в порядке я обычно трачу пару дней в месяц.

    ДК: А в остальное время? Вы преподаете?
    ДЖО: Я даю уроки один день в неделю. Так повелось еще с 1992 года. Обычно занятиям посвящено 10 часов. Все же остальное время я посвящаю работе над гармониками, в той или иной форме. Я думаю, Вы бы сказали, над заказными гармониками.

    ДК: Но Вы также и путешествуете, устраивая семинары как один из видов обучения.
    ДЖО: Я также и выступаю как исполнитель на большинстве фестивалей, где участвую как преподаватель. Хотя я не позиционирую себя в первую очередь как исполнителя. Напротив, я более учитель, преподаватель, историк. Но, как часто бывает в такой ситуации, от тебя хотят услышать то, о чем ты говоришь, и это тоже хорошо. Разумеется, выступления тоже доставляют мне огромное удовольствие.

    ДК: Ваши студенты, они ведь в большинстве уже продвинутые игроки или даже профессионалы, или же Вы работаете также и с новичками?
    ДЖО: Я работаю со всеми, у кого есть достаточное стремление. Для меня нет разницы в уровне начальной подготовки. У меня сейчас очень много новичков и мне очень нравится работать с новичками. Для меня это вовсе не скучная работа. Много раз, проводя обучения на выездных фестивалях, я приходил к выводу, что мне значительно проще работать с аудиторией, с которой другие преподаватели имели какие-то затруднения. Конечно же, мне нравится работать также с продвинутыми учениками, но с тех пор, как я занимаюсь этим, я уяснил для себя, что лучший путь для того, чтобы получить продвинутых учеников - это научить их тому, куда нужно направить свои силы.

    ДК: За время Вашего преподавания, заметили ли Вы определенные ошибки, свойственные большинству начинающих? Что-то, некий подход к игре, однозначно говорящий о большой вероятности таких ошибок. Что Вы можете отметить как наиболее трудный момент?
    ДЖО: Да, такой момент есть. Это - научиться расслабиться и просто дышать через гармошку. Я получал потрясающие результаты со студентами, которые до наших занятий абсолютно ничего не знали о гармонике, и мы с ними достигали солидного уровня за довольно короткое время. Гораздо труднее с теми, кто уже играет самостоятельно полгода, причем играет с напряжением, не расслабляясь. Они готовы буквально высосать язычки наружу. С такими студентами работать сложнее, поскольку их привычка тянет все обучение назад. Это определенно своего рода "смертный грех" новичков. Номер один: слишком жесткая, слишком агрессивная игра.

    ДК: Со студентами, занимающимися уже длительное время, имеющими довольно высокий уровень, с какими-то хорошими и плохими привычками, как обстоят дела с ними? Есть ли какие-то общие для них проблемы, или же эти проблемы, наоборот, более индивидуальны в силу более развитого мастерства?
    ДЖО: Да, наверное, это действительно зависит также от тех целей, что они ставят перед собой, от того, какого звучания они пытаются достичь. Обычно я замечаю, что мои советы содержат следующие вещи. Первое: не нужно играть жестко. Играйте мягче. Это часто решает многие возникающие проблемы, особенно в части техники игры. Второе - слушайте записи великих игроков. Я замечаю, что играющие много энергии отдают непосредственно игре, но они не склонны отдать необходимую энергию для прослушивания записей. Еще один важный момент прослушивания великих состоит в том, что играющий может попытаться самостоятельно воспроизвести их партии, записать себя и послушать, как он звучит со стороны. Если Вы не введете себе за правило прослушивать свои записи, Вы теряете из виду некоторые аспекты собственной игры.

    ДК: Да, я думаю, некоторые не решаются записывать себя из-за неуверенности, страха того, что они услышат. Но, в конце концов, это одна из наиболее важных вещей - оставить в стороне самомнение и послушать, ведь так можно постичь многое.
    ДЖО: Согласен с вами на все 100%. Намного менее стыдно услышать свои ошибки на записи до того, как Вы решите записать демо на студии, чем раздать уже готовые диски друзьям и знакомым и уже от них услышать: "Откуда там эти бемоли?"

    ДК: Вы упоминали, что часто посещаете фестивали и семинары и делаете очень многое для "сообщества гармонистов", если можно так сказать. Что же заставляет Вас работать в этом направлении, поддерживая в этом сообществе жизнь и расширяя его? Вы так крепко к нему привязаны.
    ДЖО: Хороший вопрос. Я чувствую, что многие люди относятся ко мне доброжелательно, и мне хочется отплатить им той же монетой. К тому же, мне по душе состояние, когда чайник всегда на пару. И я постоянно ищу новый стимул, чтобы поддерживать такое состояние. И еще, мне не очень нравятся люди, которые горячи на словах, но холодны на деле. Поэтому мне приходится самому быть примером для других. За исключением, конечно, тех случаев, когда я точно знаю, что кто-то другой придет и сделает это лучше меня.

    ДК: Вы называли некоторых довоенных исполнителей, а кого Вы можете отметить из послевоенного, "чикагского" времени, я имею в виду малоизвестных игроков на гармонике? Практически все знают о Литтл Уолтере, Джеймсе Коттоне и других, слышали много их записей. Не могли бы Вы назвать некоторых исполнителей, которых наши читатели могли обойти вниманием из-за не столь широкой популярности?
    ДЖО: Что ж, мне очень нравится Поппа Лайтфут. Он, конечно, не так известен. Это хороший вопрос. Я был очарован игрой Джорджа "Человека-Гармоники" Смита, он выделывает такие штуки! В определенных кругах он очень популярен, в других же его знают гораздо меньше. Если взять, к примеру, кантри, то недавно я многое узнал от гармониста по имени Джонни Вудс, он аккомпанировал Миссиссиппи Фреду МакДауэллу. Вот некоторые имена. Но это все та же старая гвардия. Новых имен не так уж и много. Но исполнители "чикагского" послевоенного блюза, известные всем: Литтл Уолтер, Уолтер Хортон, Райс Миллер - это действительно великие люди.

    ДК: И, конечно, нужно слушать записи этих великих исполнителей, пытаться выучить их приемы игры или просто наслаждаться великолепной музыкой - вот что может принести огромную пользу.
    ДЖО: Да уж, вреда это еще никому не принесло!

    ДК: Некоторые люди, которые также занимаются изготовлением заказных гармоник, как, например, Ричард Слэй, это Ваши бывшие ученики? Это он предложил Вам работать вместе?
    ДЖО: Я встретил Ричарда Слэя в 1992 году. Он прочитал статью в "Объединенной Прессе" о моих работах с гармониками и приехал в Чикаго, чтобы поделиться со мной изобретением, над которым он работал. Это был метод, отличный от того, что использовал Рик Эппинг в модели XB-40, которая вышла на рынок под маркой Хонер. Я был весьма восхищен талантом Ричарда, его музыкальностью, его личностью, и с тех пор мы поддерживали знакомство. Несколькими годами спустя он перебрался из Филадельфии назад в свой родной город Филлипсбург и никак не мог подыскать себе работу. И вот, мы как-то неожиданно вместе вышли друг на друга. Он спросил меня, не хотел бы я поработать с ним и дать ему возможность проявить себя в изготовлении гармоник, а я, в свою очередь, сказал: "Эй, а ты не подумывал о том, чтобы поработать с гармониками?" Я полностью посвятил свое время работам над гармониками в 1995 году. Как раз в это время я был полностью загружен работой и просто-таки нуждался в таком человеке, как он, обладающем, к тому же, столь ценными знаниями. Я, конечно же, многому у него научился. Сейчас мой бизнес - это объединение наших идей - моих, Ричарда Слэя и Джимми Гордона.

    ДК: Звучит как всепобеждающий голос.
    ДЖО: Да, это так. Мы работаем, чтобы создавать максимум возможностей для каждого.

    ДК: Спасибо за Ваше время и за Ваши слова. И напоследок, чтобы подытожить сказанное, что Вам хотелось бы, чтобы наши читатели запомнили после этого разговора?
    ДЖО: Я думаю, мы затронули многие темы. Что еще сказать? Знаете, самый главный совет, наверное - держите эту штуку во рту, играйте побольше и постоянно работайте над собой.

    ДК: Спасибо еще раз, Джо. Я очень признателен, что Вы нашли сегодня время для разговора и поделились с нашими читателями частью своего опыта и знаний. Надеюсь увидеть Вас в Чикаго на Мастер-классах по Гармонике в октябре.
    ДЖО: Всегда к Вашим услугам. До встречи.



    Публикуется с разрешения Джо Филиско и Издательства MelBay
    Перевод на русский язык: Андрей Цвинтарный
    Наши партнёры